А А
Время прочтения статьи
Текущий рейтинг статьи 4.9 0.0/0
Количество прочтений 22
Дата добавления 20.10.2019

Минтимер Шаймиев о восстановлении Болгара и Свияжска

Первый президент республики Татарстан в интервью редактору "Эха Москвы" Венедиктову рассказал о том как восстанавливались Болагр и Свияжск, о Казанском Кремле, о переговорах с Путиным, о поддержке народа.

Макет Белой мечети в Болгаре

А.Венедиктов― Восьмидесятидвухлетний Минтимер Шаймиев, первый президент Татарстана, рассказывает нам о том, как он уходил со своего поста и чем он сейчас занимается.

М.Шаймиев― Я скажу, виделся с долгожданным другом нашим, да и вообще, с такой личностью, скажу, пришлось по случаю… А это, действительно, так. И надо же 30 декабря 9-го года он меня назначил. Когда мы уже, в принципе, договорились, что я объявлю там потом, что буду уходить.

И вопросы здесь мы обсудили у себя в республике. А Булгар и Свияжск— объекты федерального значения, памятники как крупные города, грады. Как информацию я говорю. А мы здесь посоветовались, как подойти к разговору.

Он меня принял. За 20 минут — я вам должен сказать, что и время такое было — удалось нам конструктивно поработать. «Владимир Владимирович, вы знаете, что я собираюсь уходить? — «Да, мы же с вами, в принципе, договорились». Я говорю: «Советовались у себя. Хочу заняться восстановлением исторических городов мусульманской культуры и православной. Мусульманской культуры — это Булгар, X век, а 16-й век — это значит Свияжск. Оба города расположены на красивейших местах Волги, и тот и другой. Булгар даже, где Кама впадает в Волгу, на этом месте. Мало кто об этом говорит. Это на нашей территории. Где как раз и Булгар. Оттуда и торговые пути, оттуда и государства. Вы прекрасно понимаете. Хотя памятники российского значения, …их возродить».

А.Венедиктов― Это вы Путину.

М.Шаймиев― Да. Когда он принял, пригласил меня. Остальные министры ждут. Не там ждут, а там.

А.Венедиктов― В приемной. 30 декабря 9-го года.

М.Шаймиев― Я говорю: «Объекты федеральные, тем не менее, эти деньги, которые даются, спасибо, но их даже не хватает поддерживать их от дальнейшего разрушения». Это, действительно, так. Это касается практически всех памятников. Их много везде и всюду. Это же отдельная проблема же для Министерства культуры. Я говорю: «А мы у себя обговорили так. Хотя федерального значения, но это же на нашей земле. Мы могли бы паритетно финансировать начало восстановительных работ».

Мы обговорили предварительные суммы.

А.Венедиктов― Прямо там, в этот же день.

М.Шаймиев― За 20 минут. И когда обговорили суммы — всё. И я хочу сказать, что за все годы восстановления отступления от этого разговора ни на йоту не было. Хотим мы или не хотим, это то, в какие минуты эти вопросы решаются, а в результате восстановлены древний Булгар и град Свияжск. Независимо… историю не мы выбираем. История, она, как говорится, уже случилась при наших предках по разным причинам — так, упрощенно я говорю об этом.

И, таким образом, обговорили, и мы взялись за это дело. Так получилось, что — знаем же многих и сложные годы перестроечные прошли — среди бизнес-структур, у себя в республике, потом, федеральные, я вам должен сказать, начиная от Алишера Усманова и Вагита Юсуфовича Аликперова, многие, многие…

Венедиктов и Шаймиев (слева направо)

А.Венедиктов― Помогали.

М.Шаймиев― Прямо сказали: «Подключаемся».

А.Венедиктов― То есть сами. Вы не просили — сами пришли.

М.Шаймиев― Сейчас скажу, как просил. Создали фонд «Возрождение». И вот та дела пошли. Ахметов тоже очень активно участвовал.

А.Венедиктов― Украинский. Ринат.

М.Шаймиев― Ринат. Ну, так у нас все знакомые, на самом деле.

А.Венедиктов― Не сомневаюсь.

М.Шаймиев― И пошло дело, я вам скажу. И население, конечно. Получилось в итоге, когда мы закончили эти объекты за 8 лет, я вам должен сказать, довольно-таки легко делалось. Мы создали научное сопровождение, зная, что это старинные объекты, чтобы не допускать ошибок. Почему мы быстро прошли… Ведь за эти последние 20 лет из России Казанский кремль в 2000-м году, а потом в 14-м году эти объекты попали, 3 объекта, больше ничего не было. В этом году, по-моему, Псковский, кремль попал. Они долго добивались, и надо отдать должное, удалось.

Вообще, с российскими кремлями проблема есть. Я имею в виду, многие хотят пробиться. Это не так просто. Тем более… Там если много вопросов таких… и опыт других стран. Если такие объекты как Кремль — это святые для любого государства. Их содержать, поддержать…

А.Венедиктов― Поддержать.

М.Шаймиев― Поддержать в соответствии с требованиями ЮНЕСКО — это очень важно. И я должен сказать, что перед вами сегодня стоит человек или наша команда реставраторов, люди, которые с «Возрождением» связались, — мы знаем правила ЮНЕСКО. Лучше знать, лучше себя подтянуть, чем искать легкие пути. Это исключено. Иначе ты не жалуйся ни на кого. Ты не умнее других. Там есть такие институты ЮНЕСКО. Там тысячи экспертов. Они опытные. Ездят по всему миру, консультируют.

А по-другому как может быть? Тогда какой смысл? Объект должен стать… Есть такое понятие…признаваться должно на попадание в список Юнеско, он должен признаваться как объект всемирной универсальной ценности. Вот такого объекта нет. Это единственный в данном случае. Имеет свои особенности и так далее. Вот вам список. Там о людях не говорится…

А.Венедиктов― Я понимаю, как пример.

М.Шаймиев― Чтобы понятней было.

А.Венедиктов― Ну, можно было сказать, Шаймиев.

М.Шаймиев― Нет, Шаймиев тут исполнитель.

А.Венедиктов― Скажите, а это закончилось уже?

М.Шаймиев: Люди разумные, когда с ними по-честному говоришь

М.Шаймиев― Закончилось, конечно. Закончили ко времени. Представили, признали, экспертизу, когда готова, мы предъявляем уже. Это тома. Мы представили, они извещают…. И закончили, мы уже завершили. Булгар, Свияжск и Казанский кремль в смысле историческом возрождении мы завершили три объекта вот. Ну, это достижение. Просто вы должны знать объективно. Если есть другого плана у вас примеры, я готов выслушать.

А.Венедиктов― Я понимаю. Ну, хорошо, Владимир Путин исполнил свои обязательство. А теперь же надо поддерживать.

М.Шаймиев― Хороший вопрос вы задаете.

А.Венедиктов― Федералы и Татарстан?

М.Шаймиев― Вопрос такой. Это объекты историко-культурные. Мы, когда всё это закончили, в список ЮНЕСКО, тем более, попали, во-первых, что хочу сказать, чтобы не упустить. Для нас это очень важно. Ведь история у нас непростая, историю не выбирают. Она какая сложилась, такая есть. Очень сложная история. Я не скажу, что она плохая. Она сложная, она из глубины веков идет. Это очень важно, причем мне хотелось этим заняться, покоя не давало… Разные толкования, кто-то под игом жил чуть ли не 300 лет, а, может быть, и больше.

А.Венедиктов― 240.

М.Шаймиев― Я к чему говорю. Это вот такие толкования и на самом высоком уровне что только не бывало, и не раз обсуждали. Вот после того, как объект признан всемирной универсальной ценностью, эти вопросы снимаются. Я сейчас очень просто говорю. Хотите, какие-то сомнения выразить или что-то дискутировать, пожалуйста, у нас признано всемирной универсальной ценностью. Обращайтесь, все документы там есть. Это тома, признанные, изученные экспертами мирового уровня с научным сопровождением.

Тем более, наш университет, он топовый, сейчас еще лучше становится. Его ректора и иностранных экспертов включили, и дал согласие у нас «Эрмитаж». Мы в очень добрых отношениях с ним. И благодаря тому, что Казанский кремль… иначе мы 3 дня с вами будем говорить. Так пока отреставрируют. У нас же есть сейчас филиал «Эрмитажа» есть.

А.Венедиктов― Я знаю, я успел на выставку «Золотая Орда». Она была уже полуразобрана уже вчера. Но я успел вскочить, посмотреть ящики уже заколоченные эрмитажные. Но кое-что увидел, кое-что мне показали.

М.Шаймиев― У вас, видимо, течет где-то татарская кровь.

А.Венедиктов― Это, знаете, Не будем бабушку по молодости её трогать. Бабушка могла согрешить с кем-нибудь, мы же понимаем.

М.Шаймиев― Не надо на бабушку.

А.Венедиктов― Поэтому я и говорю: не надо.

М.Шаймиев― Я же сказал, возможно.

А.Венедиктов― Вот, возможно, да.

М.Шаймиев― Или это на татарском языке надо было говорить.

А.Венедиктов― Возможно. Вдруг бы я понял.

М.Шаймиев― Нет, это была бы задача для «Эха Москвы», для вашей передачи. Задачку задать. Но не об этом сейчас. Много информации на самом деле.

Мы решили, сняли эти вопросы. Что угодно можно говорить сейчас. Пожалуйста. Франция, Париж, штаб-квартира ЮНЕСКО. А ЮНЕСКО — это организация культуры, образования и науки. Работают ребята.

И, отвечая на основной вопрос ваш. Порядок такой. Мы объекты подготовили федерального значения с согласия Министерства культуры Российской Федерации, она передается на баланс Министерства культуры.

А.Венедиктов― Федеральный.

Шаймиев и Венедиктов у стенда о Казанском Кремле

М.Шаймиев― Пока они у несколько переданы. Они там решают. Вопрос же тут и содержания и так далее. А самое главное — вы хороший вопрос задали. — очень важно, если ты всё это сделал — а это же немалые средства, это же благотворительные, тем более, что эти средства, дороже, чем — не хочу противопоставлять — казенные. Казенные, они тоже народные. Вы увидите, мы там покажем, у нас книга благотворителей.

А.Венедиктов― Интересно.

М.Шаймиев― Кто что вносит. На всю жизнь, как говорится, поколения семьи будут знать, что их предки вложили благотворительные взносы.

У нас мечеть Кул-Шариф. Вы не были еще?

А.Венедиктов― Был. Я два года назад был.

М.Шаймиев― Мечеть Кул-Шариф построена чисто на благотворительные средства?

А.Венедиктов― Вся? Не знал.

М.Шаймиев― Даже интересные там истории. Когда мы Кул-Шариф задумали, был удачный год по хлебу. Я сельское-хозяйство неплохо знаю. Хороший год — это божий дар. Это вовремя дождь, солнце может быть, может не быть. Совпадения бывают случайные, хотя работать надо в любом случае, потому что не посеешь, не взойдет, не уберешь вовремя до потери.

Тогда я смотрю: на 2–3 центнера урожай больше получился. Собрал глав администраций, работая президентом. По-хорошему… Когда урожай зреет, настроение хорошее бывает у всех. Хотя всегда мы говорим: Хлеб тот, который в амбаре. Это народная мудрость в любом случае.

Ну, сказал вот про это — Кул-Шариф. Мы могли бы получить в этом году больше 2–3 центнера с гектара урожай. Давайте будем считать, божий дар. Проведем везде сходы.

А.Венедиктов― Сходы — это собрания имеется в виду.

М.Шаймиев― Да, сходы в деревнях. Смотрите: вот божий дар в этом году. 2 центнера с гектара от продажи зерна внести сюда от имени населения республики, которое в сельской местности.

М.Шаймиев: Все государственные учреждения из Казанского кремля практически уже вывели. Такого еще, по-моему, нет нигде

А.Венедиктов― В фонд.

М.Шаймиев― Я вам скажу, тогда никаких вопросов, даже под аплодисменты… Впервые… Сегодня еще мы какой-то путь проходим в вопросах благотворительности, меняемся к лучшему. Но тогда так чуть ли не слезы пошли. Я потрясен был. Под аплодисменты принято решение. 32 миллиарда. Но это неденоминированные тогда были те деньги, вы знаете. Ну не важно. В такое время 32 миллиарда, так получилось — деньги.

А.Венедиктов― Это какой год?

М.Шаймиев: 95―й, где-то так. Таким образом, мы приняли тогда решение Кул-Шариф построить и Благовещенский сбор, вы знаете, его отреставрировать.

А.Венедиктов― Конечно.

М.Шаймиев― Я вам скажу, решение еще народом было поддержано, и ответили мы на ряд политических вопросов. Есть версии, что в Благовещенском соборе до взятия Казани, на месте была мечеть Кул-Шариф. Кул-Шариф — это духовный лидер. Он погиб при защите Казани. Потом построен был на месте Кул-Шарифа собор. Такая версия есть.

Дело не в этом. Среди населения… это пошло, разговоры. Я взял и выступил, сказал: «Что вы хотите? Чтобы мы разрушили Благовещенский собор, построили на его месте Кул-Шариф, а потом собору искать место? Это принесет нам мир? Однословно». Нельзя.

Люди же разумные, когда с ними по-честному говоришь. Я вам скажу, вопрос снялся. Правда, многие, может, не ожидали, то он такой красивый будет, но это второй вопрос.

И вот, таким образом, были у несколько благотворители и так далее. Мы сами тут помогали, и, таким образом, построили Кул-Шариф и отреставрировали Благовещенский собор. Собор, он двух времен, красивый, хороший. Одним словом, что такое хорошее начало возбудило людей. Вот это чувство благотворительности.

И начали с Казанским кремлем. Мы Кул-Шариф, Казанский кремль сделали к 1000-летию Казани, в 2005 году. Это отметили и так далее. И с кремлем пока так. Но сейчас, вы знаете, все государственные учреждения из кремля практически уже вывели. Такого еще, по-моему, нет нигде. Это сокровище надо беречь. Вот резиденция президента остается. Это исторически. Это что и кремлевского дворца… архитектон… Вот эта резиденция президента республики. Это историческое здание. Тоже мы отреставрировали благотворителями нашими, крупными предприятиями. И там мемориальные доски. И там мемориальные доски, и сейчас можете где-то прочитать. Вот такая работа.

И пошлю сюда.

А.Венедиктов― Булгар.

М.Шаймиев― Булгар.

А.Венедиктов― Бо́лгар?

М.Шаймиев― Бо́лгар. Мы это коллективно тоже решили, потому что разные названия, разные звучания. Бо́лгар. Великий Бо́лгар. Татарам с ударением… вольности у нас есть

А.Венедиктов― Я опять вспомнил про татарскую кровь. Я тоже в ударения решил поиграть.

М.Шаймиев― Я же родился и учился в чисто татарской деревне, школу закончил на чисто татарском языке. Поэтому мне не проблема знание русского языка. Легче давалось, а вот ударение до сих пор… оно украшает.

А.Венедиктов― А это что, было в чистом поле?

М.Шаймиев― Что я хочу сказать. Я даже хотел вам замечание сделать. Вам замечание не знаю, как…

А.Венедиктов― Ну, я приму. От вас можно.

М.Шаймиев― Ну, не замечание, а некоторое недовольство.

А.Венедиктов― Давайте.

М.Шаймиев― Вы назвали себя туристом.

А.Венедиктов― А, да. Назвал.

М.Шаймиев― А как вы думаете, мы невнимательны?

А.Венедиктов― Нет, я ценю, что вы запомнили.

М.Шаймиев― Вы тогда же в Бо́лгаре не были, в тот приезд?

А.Венедиктов― Нет.

М.Шаймиев― Вы должны быть в Бо́лгаре. Я искренне говорю. И в Свияжске. Сейчас это не увидеть — это пробел.

А.Венедиктов― Я вам обещаю.

М.Шаймиев― Хорошо. Почему — потому что вы хорошо интересуетесь историей и так далее. Это если бы было только пожеланием — одно дело…

Вот когда мы начинали в то время. В 10-м году мы приступили уже к проектированию, раскопкам и так далее. Бывало туристов в Свияжске, Булгаре где-то 6–7 тысяч в год. А вот сейчас после сдачи, после сдачи — полмиллиона Булгар, полмиллиона Свияжск туристы. Можете себе представить. А вы…

Шаймиев показывает Венедиктову картину

А.Венедиктов― А я потеряюсь там в полумиллионах.

М.Шаймиев― Нет, уж раз мы приглашаем, я думаю, что приняли, я считаю.

А.Венедиктов― Принял. Договорились.

М.Шаймиев― Но вы не потеряетесь. С такими волосами там…

А.Венедиктов― Не так много.

М.Шаймиев― Могут принять, конечно, за хорошего почитаемого религиозного лидера.

А.Венедиктов― Давайте на этом остановимся. Мы договорились.

М.Шаймиев― Превышать не будем. Вы не потеряетесь, я с этой точки зрения…

А.Венедиктов― Я пошутил. Мы договорились, я обязательно…

М.Шаймиев― Я не шутил.

М.Шаймиев: Когда Путин приехал в первый раз, он остановился, смотрит в восхищении: «Да, это Тадж-Махал»

А.Венедиктов― Так всегда. Поймал.

М.Шаймиев― Значит, что я хочу сказать. В Булгаре торговля, конечно, была хорошей. И еще раз говорю, это надо увидеть. Где Кама впадает в Волгу. Временами даже иногда Волга несет воды больше… Ну, это от времен года, потому что сначала-то Кама с Пермского края, поэтому климатические условия такие, когда поток воды — вы знаете — даже такие момент бывают. Ну, это уже маленькое море. Километров 40 в этом месте, когда они сливаются. Оттуда же выход на Каспий были. Оттуда же и торговля, оттуда же выход на Иран и так далее. Ну, в те времена. Случайного ничего не бывает. Вдруг там город такой появится и так далее…

Сохранность была — почти ничего. И самый интересный момент. Был первый президент Венгрии. Арпад Ференс. Он историк очень хороший. Он приехал к Борису Николаевичу Ельцину с государственным визитом и попросил его…

А.Венедиктов― Так он же оттуда, в смысле венгры, они же оттуда.

М.Шаймиев― А что я вам рассказываю?..

А.Венедиктов― Но я же не знал, что он был.

М.Шаймиев― Вы терпеливо это ждете. Знаете, в чем?

А.Венедиктов― Нет, не знаю. Вот что там было-то?

М.Шаймиев― Он попросил: «Можно, я бы поехал на Волгу, Урал, посмотреть… История».

А.Венедиктов― Оттуда…

М.Шаймиев― Конечно. И, конечно, Борис Николаевич согласился. И вот мы с ним тогда и ездили туда. Ничего не было.

А.Венедиктов― Поле?

М.Шаймиев― Старинный город.

А.Венедиктов― Разруха, развалины.

М.Шаймиев― Вот эти отреставрированы, а эти полуразрушенные. Вот, например, таких вот бань было. Это белые палаты, считается. Таких бань было 20. В любом городе в те времена места встреч и так далее.

Вот, например, это один из мавзолеев. Это тоже мавзолей. Это мы что могли, восстановили. Даже настолько тщательно приходилось работать — если даже 3 десятка лет во время реставрации потребляли цемент как укрепляющий — мы и это даже изъяли. Местная известь, она была, о цементе еще тогда понятия не было. Вот необходимость тщательного подхода. Тут не надо себя обманывать. Я миллион раз могу это повторять. И потом сказать: «Вот наш объект не принимают». Я много видел за эти годы. С регионами же связываемся. Они говорят: «Почему у вас проходит?» И так далее. Не надо себя обманывать и время терять.

Я вам скажу, даже это мы устранили.

— Это как было, а это как стало.

Венедиктов и Шаймиев

А.Венедиктов― Я понимаю.

М.Шаймиев― Это вот в таком виде она сохранилась. Это Судебная палата у нас, и вот после реставрации. Ну, это мавзолей: было — стало.

Ну, внутри мы сделали, конечно, этот… чтобы сохранить информацию. Сюда зайдешь, любую кнопку нажимаешь — что тебя интересует… Ну, там надгробные камни какие-то есть исторически на шрифтах тех времен… Одним словом всё вроде сделано путем.

Здесь собор был, Потому что Петр I, когда шел на Азов, спускался, он там приказал, чтобы было всё сделано. И надо отдать должное, он сказал: «Надо помочь восстанавливать это наследие». И дал указание, когда шел по пути туда, на Астрахань, на Азов.

Одним словом вот эти минареты были. Они сейчас вот такие, восстановили. Всё в пределах науки.

А здесь была соборная мечеть. У нас 22 мая считается день добровольного принятия ислама на нынешней территории России — это Булгар.

А.Венедиктов― Вот не знал.

М.Шаймиев― Вы не знали. Вы знаете Дербент.

А.Венедиктов― Да, конечно.

М.Шаймиев― Дербент раньше принял, но Дербент принял после завоевания арабами, насильственным путем было сделано. Ну, в те времена сами знаете.

А это добровольно. Добровольно почему — потому что торговали.

А.Венедиктов― Торговля, да.

М.Шаймиев― Особенно с Ираком. Иракский халиф послал свою делегацию… Эх, надо вам там быть. Вот бывают в жизни такие счастливые случайности. Ибн Фадлан возглавлял — доверенный. Они прошли весь путь. В те времена — лошадьми и так далее. Сколько шли… И Ибн Фадлан всё описал. И все записки Ибн Фадлана, как он прошел этот путь, как пришел, как его встречали в Булгаре, и как происходило принятие ислама. Он же… ислам принять для того, чтобы судоходные пути и так далее. Это же просто так ничего не делается.

И ислам приняли. Это там вы увидите. Мы восстановили эти картины. Ибн Фадлан всё описал. Представьте себе, такой документ получить, когда ты восстанавливаешь, это, я вам скажу… слов не просто. И мы его перевели на несколько языков. И на немецкий первым его нам перевел, по-моему, Дрезденский… Вообще, у нас с Дрезденом, когда переводили письменный Коран… Ведь Казань же в свое время стал городом, который… Петербург. Потом как-то не привилось. Потом они передали в Казань печатание. Печатный Коран отсюда размножили — и пошло. Это сейчас признают и в Европе. Весь исламский мир знает, что отсюда. И так далее.

Одним слово, это увидеть надо. Здесь даже вот турист… можно выйти вот сюда.

Интересно вот в данном случае вот минарет, а здесь рядом кладбище. В те времена, знаете, как делалось. Горячая вода, например, — это же дефицит, сама вода еще и так далее. Когда человек умирал, здесь было организовано… и молитву читали около этого минарета, всё, что необходимо. И человек… кладбище. И вот, таким образом, его хоронили. Это же дорого стоит. Сегодня я говорю об этом с восхищением. И я вижу, как вы слушаете. Вот это воспитание. Вот это и есть… как говорится, как относились. Всем там было…

Вот эти бани мы сейчас… их несколько, их 20 было всего. Одна из сохранившейся — это Белая палата называется. Я вам скажу, возвышенность, например, чтобы дождевая вода собралась, она сюда поступала. Тут, чтобы пол был теплый, топка есть.

Один момент. Булгар когда восстанавливали… вот это новодел. Приезжают эксперты. Они все время контролировали, пока мы работали. Это новодел, этого же нельзя делать, — мне говорят. Это, действительно, так. Что спорить? Я говорю… даже могу раньше сказать… Может ли…имеет ли право место, где принят добровольно ислам на нынешней территории России, иметь Корана? Который доступен был бы.

Я вам должен сказать, мы заказали в Ватикане. Никто не взялся больше. Ватикан взялся за изготовление этого Корана. Эх, вам надо быть… вы два раза в день напоминайте ему.

А.Венедиктов― Я обещал уже!

М.Шаймиев― Будет ругать — напишите письмо. Мало чем помогу, но, тем не менее. Для души.

Вот это 800-килограмовый Коран.

А.Венедиктов― Ой!

М.Шаймиев― Да. Это надо увидеть. Там его 4 человека открывают, когда туристы приезжают. Чтобы каждый раз не открывали, мы даже один лист сюда установили. Каллиграфия же для Корана — это самое значение…

Это две компании у нас здесь делали. «Агросила» и Акибанк». Все взялись, когда задачу поставили. И строительство самого здания и заказ Корана и так далее — полностью эти две компании сделали под ключ.

Когда мы его везли из Ватикана при пересечении уже в воздухе границ России, Россия признала его национальным культурным достоянием.

М.Шаймиев― Кораны есть и в величину ворот. Это музей есть в Катаре. Я сам не был, но это мы изучали. Но печатного нету в таком виде. Это первый самый большой печатный Коран в мире.

А.Венедиктов― Давно делали? В 12-м году…

М.Шаймиев― Ну, Ватикан справился, надо отдать должное.

А.Венедиктов― То есть, грубо говоря, это хранилище Корана.

М.Шаймиев― Это хранилище Корана. Мы его построили, потом ЮНЕСКО признало. И не только это. Еще один момент. Они не хотели разрешать. И как мы это разрешили.

А.Венедиктов― Рассказывайте. Интересно.

М.Шаймиев― Здесь всё интересно. Черт его знает, иной раз не верится, не успеваем рисовать — а мы его построили.

Вот посмотрите. Белая мечеть

А.Венедиктов― Это тот же самый макет, нет?

М.Шаймиев― Он великолепен. Когда Владимир Владимирович Путин приехал в первый раз. Идем, он остановился, смотрит в восхищении на определенном расстоянии: «Да, это Тадж-Махал»

М.Шаймиев― А тихонечко говорю: «Владимир Владимирович, это Ак-Мечеть. Белая мечеть». — «Ты прав». Так пошутили, но по-хорошему. Пошли.

М.Шаймиев: Первая в истории России исламская академия появилась у нас

И мы заранее сделали, чтобы медресе было два крыла. Но это мы сделали за исторической линией города, но, тем не менее, все равно отчасти несколько полос попадает. Разрешение ЮНЕСКО нужно для этого. Мы это соблюдаем.

Вначале они говорили: «Зачем такой, очень видный? Он будет отвлекать от исторических объектов». Думаю: «Как-то надо находить ответ на это дело». Когда макет показывал. Группа приехала следующая примерно в такое же время. И время обеда. Мусульманская была делегация. Эксперты. Разговаривают между собой. Я же знаю, о чем будут они говорить. Время намаза обеденного. — «А где у вас можно было бы почитать намаз?» Я говорю, если было место, где намаз читать, я бы вас не просил разрешить Белую мечеть. Новодел, конечно, но прямо за чертой рва исторического построить это». Они посмотрел друг на друга. А намаз надо читать, а негде. Действительно, негде. Вот в такую погоду хотя бы.

Минтимер Шаймиев

А.Венедиктов― Я понимаю. Холодно, дождь.

М.Шаймиев― Снег.

А.Венедиктов― И разрешили, да?

М.Шаймиев― Нормально.

А.Венедиктов― А это работающие медресе? То есть там обучают.

М.Шаймиев― Да. Это Белая мечеть, это торжественная мечеть.

А.Венедиктов― Я понимаю. А вот боковые крылья.

М.Шаймиев― А боковые используют тоже в религиозных… Всё нормально.

Мы дальше пошли. Мы же построили медресе.

А.Венедиктов― Вот я же спросил как раз.

М.Шаймиев― Медресе построили здесь, чтобы по большим праздникам могли ходить на молитву. Там же академия, докторантура. Поэтому вот здесь по пятницам намаз, считается большой намаз, значимый в пятницу для мусульман. И по большим праздникам. И они это используют. Посетителям тоже доступ разрешен, тут нет вопросов.

Но потом взяли и указом Рустама Нургалиевича, президента нашей республики уже… он подписал указ — построить — одним указом, мы всегда одним указом делаем, чтобы и мусульмане и христиане… всегда баланс был — построить булгарскую академию. Это впервые в истории России исламская академия появилась. Вы же знаете, споры шли.

А.Венедиктов― Конечно.

М.Шаймиев― Владимир Владимирович тогда поддержал. И одновременно восстановить Собор Казанской Богоматери.

А.Венедиктов― Вот здесь.

М.Шаймиев― Вы еще там не были?

А.Венедиктов― Еще нет.

М.Шаймиев― Зачем я столько рассказываю?

А.Венедиктов― Чтобы я был подготовленный. Уже вы мне лекцию прочитаете, наши слушатели услышат, и будут подготовлены, чтобы зайти в место…

М.Шаймиев― А вы с ними приедете, да?

А.Венедиктов― Они сами приедут. Как услышат — набегут. Я не дошел еще, это правда.

М.Шаймиев― Вы завтра уезжаете, да?

А.Венедиктов― Завтра утром, да.

М.Шаймиев― Ну, мы, конечно, через год, возможно, откроем.

А.Венедиктов― А он еще не открыт?

М.Шаймиев― Нет. Он же был взорван в 31-м году. Это мы взорвали, получается. Но я не родился еще в этом году, но тем не менее. Мы же умеем взрывать.

А.Венедиктов― Ну да, это же проще, чем построить.

М.Шаймиев― Мне кажется, намного.

Я хотел сказать, мы построили академию быстро, больше, чем 1 год. И вот мечеть, сейчас в комплексе работают они. Там и преподавателям местные есть. Уже мы двух докторов уже выпустили.

Вот это академии корпус, фасад. Если посмотреть, мечети здесь. Вот академия. Здесь и жилье, тут учебные корпуса. Все сделано современно. Вот, например, актовый зал. Вот здесь закладка камня. Одним словом тут тоже дело пошло.

Свияжск. Собор этот восстановили исторический мы. Сам остров, и вот тоже сверху… Каждый царь в свое время строил собор. Это же расширение границ было и так далее. Иван Грозный царем называться стал после взятия только этих дел.

Это Бориса Годунова… Я к чему говорю. Это Успенский собор. И тут есть росписи Христофора… этой истории, чтобы он был красивый, чтобы не отвлекал прихожан… Это всё сделано уже. Это признано.

Если их слушать всех, собьешься.

А.Венедиктов― Вас не собьешь, поэтому не надо.

М.Шаймиев― Нет, слушать их надо.

А.Венедиктов― Но вас не собьешь, я знаю.

М.Шаймиев― Нет, не собьешь уже. По инерции. Что я хотел вам только сказать — вы должны увидеть.

Вот эта церковь 1551 года, деревянная, когда Иван Грозный пошел походом.

А.Венедиктов― То есть до штурма.

М.Шаймиев― Они сплавили, чтобы он уже там был. Им уже по приезду надо было молиться и так далее.

Эта церковь до сих пор действует. Тут значение какое?.. Тут можно с ума сойти, имею в виду в хорошем смысле слова, хотя в хорошем смысле слова с ума не сходят и не надо. Но меня поразило, я свои впечатления говорю.

Мы время от времени, годами и надо отдать должное и предыдущим поколениям — внутри сруб этого собора, какой он был, такой он и сейчас. Они ни меняют, только обшивку меняют. Но внутри, вы бы видели, он не тронутый, намоленный. Вот слово «намоленный» впервые со всей глубиной — в таких случаях слово «искренний» не надо говорить даже — я сам понял, что такое самое глубокое значение намоленности. Когда заходишь и смотришь тех времен бревна, сруб, думаешь: «Кто только не смотрел, глаз положил. И кто только что не говорил». Всё ведь впитано как бы, намолено.

И мы его поддерживаем, надо отдать должное. Это очень большие специалисты здесь… Это лепестки из липы.

А.Венедиктов― Купол.

М.Шаймиев― Купол из Москвы архитекторы сделали. И в Свияжске сохранилась еще ставка Троцкого. Он с этого балкона выступал. Когда в Казань белогвардейцы же вторглись. Отступление было на станцию Юдино в ту сторону. У Троцкого штаб был у него.

А.Венедиктов― Прямо в Свияжске?

М.Шаймиев― Да, в Свияжске. А Свияжск — это два называния. Свияжск — это остров, есть Свияжск еще… Тогда водохранилища не было, там железнодорожная станция… Одним словом, всё это в одном направлении.

И то, что та версия, когда за дисциплину он каждого 10-го даже красноармейца…

А.Венедиктов― Расстреливал.

М.Шаймиев― Это, действительно, происходило, чтобы дисциплина была. Он выступал вот с этого балкона. Это сейчас музей революционных лет тех.

А.Венедиктов― Хотел спросить — музей Троцкого?

М.Шаймиев― Вы даже в точку почти попали. Конечно, не Троцкого, а, тем не менее, раз его штаб, как он там сидит… Во всяком случае всё восстановили фигуру прямо Троцкого.

А.Венедиктов― С девушкой был.

М.Шаймиев― Ты все секреты выдаешь! Вот она стоит.

А.Венедиктов― Восковые фигуры.

М.Шаймиев― Всего невозможно рассказать.

М.Шаймиев: Если не восстановление Казанского кремля — жизнь бы прошла мимо

Сейчас восстанавливаем собор Казанского Богоматери. В 31-м году был взорван. Это один из редчайших соборов — вы, наверное, тоже не в курсе, — который имеет пещерный храм еще.

Редактор Эха Москвы Венедиктов

А.Венедиктов― Нет, не в курсе.

М.Шаймиев― Вот мы сейчас практически пещерный храм уже… Весь был взорван. Ну, взорвали, как…

А.Венедиктов― Как надо.

М.Шаймиев― Как надо. В 1931 году. И патриарх приезжал. Мы заложили камень, когда приняли решение, когда указ нашего президента Рустама Нургалиевича…

А вот закладка камня идет. Патриарх. Я тут еще стою. Одним словом, мы, активисты.

И мы сейчас уже наружную часть закончили. Тут уже фотография устарела. Сейчас мы беремся за внутреннюю отделку. Но иконостас, мы договорились, будет патриархат делать.

А.Венедиктов― РПЦ.

М.Шаймиев― Конечно. Ну, я тогда предложил, если мусульмане это сделают…

А.Венедиктов― Странно немножко так.

М.Шаймиев― Вы хорошо сказали. Я такого слова не нашел. Это было бы странно. Я говорю: «Как это будет выглядеть?»

А.Венедиктов― А в какой срок вы договорились.

М.Шаймиев― Нормально.

А.Венедиктов― Год-два — сколько еще, как вы думаете?

М.Шаймиев― Я думаю, года полтора пройдет, не меньше. Потому что всё тщательно делаем. Но вот это нижний храм, я думаю — вот через неделю я там буду на оперативке — почти на выходе нижняя часть. Удивительно. Это Елизавета Федоровна предложила царю, он послушался, и тогда вот пещерный храм. Это редкость, опять-таки уникальность. Всего невозможно рассказать.

Вы задали вопрос, на который я сейчас хочу ответить. Самое главное сейчас — обеспечить сохранность этих объектов. Это вопрос вопросов. Лучше всего, как Дмитрий Лихачев сказал: если вы не в состоянии возродить по правилам, лучше не трогайте объекты. Пусть спят…

Я вам скажу, пока я занимаюсь этим делом, я им восхищаюсь все больше, искренне говорю. Не было времени читать таких умных людей, не было.

Вот если не восстановление… вот этот фонд «Возрождения» наш и вот эти работы… Казанского кремля и так далее — трудно себе представить, — жизнь бы прошла мимо. Столько пришлось читать и с удовольствием, главное.

А.Венедиктов― Это же хорошо. Я только хотел сказать.

М.Шаймиев― Да.

А.Венедиктов― Вот я вас слушаю. Придется поехать.

М.Шаймиев― Завтра?

А.Венедиктов― Завтра — нет. Но отдельно приехать и спокойно проехать.

М.Шаймиев― Так это уже вы там сказали. Получается, вы два раза еще приедете.

А.Венедиктов― Я три раза приеду, если надо. Вот когда еще через полтора года вы закончите этот собор Казанской Богоматери.

М.Шаймиев― Я думаю, все приедут. Да, вы правы. Пригласим.

А.Венедиктов― Это же безумно интересно.

М.Шаймиев― Друзья, вы не отвлекайтесь, вы слушайте: пригласить на открытие.

А.Венедиктов― Я напрошусь, вы не волнуйтесь.

М.Шаймиев― Нет, уже решен вопрос.

А.Венедиктов― Вопрос решен, президент решил, чего мы обсуждаем.

М.Шаймиев― Не президент, советник…

А.Венедиктов― Первый президент республики Татарстан.

Фото: shaimiev.tatarstan.ru

Источник: https://echo.msk.ru/programs/vottak/2521759-echo/

Оцените эту публикацию
Текущий рейтинг: 0.0.
Голосов: 0
В тему:

Оставьте комментарий

avatar

Свидетельство о регистрации ИА № ФС-77-28770 от 22 июня 2007г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связии охраны культурного наследия России (Роскомнадзор).

Все права на материалы опубликованные на сайте принадлежат ИА "Исламтат", либо указанным в материалах правообладателям. На основании Федерального Закона "О средствах массовой информации" при использовании материалов ИА "Исламтат" ссылка на ИА "Исламтат" обязательна. Размещенные материалы 18+
© 2007-2019
Информационное агентство «Исламтат»
Разработано в студии Ариф